«Будет фигово, но я справлюсь»: как настроиться на жизнь после новостей об Украине

Новости



Текущая спецоперация на Украине и ее возможные последствия влияют на психику множества россиян. С какими переживаниями предстоит столкнуться, как совладать с чувством неизвестности, морально подготовиться к будущему и стоит ли строить на него планы, «Газете.Ru» рассказала психолог, научный сотрудник МГППУ Анастасия Николаева.

– В эти дни ощущение неизвестности, беспомощности может подталкивать к каким-либо действиям. Речь не о деструктивном поведении, а о спонтанных решениях бросить работу, куда-то уехать, разорвать или завести отношения. Стоит ли останавливать себя в этих порывах, или это в целом нормальная стратегия справиться со стрессом? И если позволить себе принимать сейчас подобные решения, как не наломать дров?

– Неизвестность сейчас достигла невиданных ранее масштабов, а возможные варианты будущего максимально разнообразны и среди них много пугающих. Так как не ясно, к чему именно готовиться, то у очень многих людей возникает состояние стресса. Стресс — это неспецифическая реакция организма, при которой наше тело готовится к моментальным физическим действиям. Причем на всякий случай к любым. Гликоген расщепляется и преобразуется в глюкозу, которая поступает в кровь. После этого повышается уровень сахара в крови, а значит всем мышцам доступны быстрые энергетические ресурсы. Тело находится в состоянии готовности действовать, и это сильно влияет на наши мысли.

Наше тело заставляет нас хотеть все бросить и уехать прямо сейчас.

Чтобы снять стресс в краткосрочной перспективе, подойдут любые физические действия: попрыгать, поприседать, отжаться, пойти принять контрастный душ. Долгое пребывание в стрессе очень вредно для здоровья: повышается риск тромбозов, расстройств ЖКТ, сахарного диабета. Помните, сейчас самое важное — сохранять свое тело здоровым.

При этом очевидно, что мы никак не можем повлиять на саму причину нашего стресса, а значит принимать какие-то решения относительно своей жизни все равно придется. Но что такое «правильное решение»? Это решение, которое больше всего соответствует нашим целям и ценностям. При выборе между «уезжать» и «оставаться» каждый человек сталкивается с конфликтом очень значимых ценностей, а значит каждый должен себе ответить на вопрос, чем и ради чего он готов пожертвовать. При этом надо помнить, что чем более равнозначны ценности, тем мучительнее выбор и тем тяжелее будут восприниматься результаты этого выбора.

Ситуация настолько непредсказуема экономически и политически, что нет тех ориентиров, которые могли бы нам послужить для того, чтобы сказать, какое решение будет плохим, а какое — хорошим. Поэтому не наломали ли мы дров, мы сможем сказать только через какое-то время, и каждый человек будет отвечать сам на это вопрос, исходя из своих ценностей.

Я однозначно считаю, что решение уехать все-таки не должно быть порывом.

Нужно продумать для себя экономические последствия и всю организационную часть. Оценить, есть ли возможность работать удаленно или быстро найти работу на месте, снять жилье или жить у знакомых, то есть, не ехать в никуда. На первое время должна быть финансовая подушка безопасности. Если все это продумано, тогда такое решение можно принимать.

Останавливать ли себя, если есть сильный порыв уехать и не получается думать логически? В таком случае достаточно ответить себе на один вопрос: какой стресс вам лично проще выносить? Стресс от неизвестности, что будет если вы останетесь в своей стране, или стресс от неизвестности как устроить жизнь в чужой стране?

Опять же, в данной ситуации нет правильных ответов. Если спонтанный отъезд — единственный способ сохранить психологическое спокойствие, возможно им стоит воспользоваться. Может быть, вы уедете в другую страну, там сможете выдохнуть и принять более взвешенное решение чуть позже. Например, вернуться или точно остаться и искать работу на новом месте.

– Некоторые люди испытывают чувство вины в связи с тем, что у них есть определенная гражданская позиция, но они по каким-то причинам боятся или не могут ее выразить. Или, например, потому что могут вести обычную повседневную жизнь, пока практически под боком страдают люди. Как совладать с этим чувством?

– У чувства вины есть самые разные источники, но я хотела бы отметить два момента. Чаще всего оно возникает в ситуации, когда другому плохо, а мы ничего сделать не можем. Вообще, умение чувствовать эмоции других людей – это неотъемлемое свойство нашей психики. Добавим к этому наши представления о добре и зле, особенности темперамента и получается, что ничего не чувствовать сегодня практически невозможно.

Не корите себя за это, признайте эту эмоцию и не убегайте от нее. Сделайте вдох и выдох, скажите себе «да, я испытываю вину, просто потому что я человек, я не могу не чувствовать. А не потому что я правда сотворил зло».

Второй момент – если человек испытывает чувство вины и при этом не может моментально решить проблему, то это чувство — внутренний сигнал самому себе, что происходящее для человека очень значимо. Раз есть чувство вины, значит, ситуация ему не безразлична.

Что касается повседневных дел – сейчас у них очень изменился контекст.

Раньше поход в кафе был просто походом в кафе и приносил радость. Сейчас этот поход в кафе включен в контекст того конфликта, который происходит между нашими странами. Повседневные дела уже не будут эмоционально прежними. Это значит, что сама формулировка «я веду обычную жизнь, когда кто-то там страдает», неверна. Мы делаем те же самые действия, которые были в жизни десятидневной давности, но они не приводят нас в то же состояние, в которое приводили раньше — я пошла в кафе, попила кофе и мне стало здорово. Нет — я пришла в кафе, попила кофе, и мне от этого еще грустнее. Или тревожнее. Или радость, но такая, с оглядкой. То есть от того, что я могу физически сделать это действие, это не приближает меня к моей обычной жизни, которая была раньше. Эти привычные действия можно продолжать делать, можно не делать. Тут каждый сам решает.

Вопрос, мне кажется, в другом – можно ли глобально позволить себе получать радость, когда мы знаем, что есть те, кто страдает?

Знаете, у меня есть коллега, она рассказала мне историю о том, как попала в детскую больницу. Там лежали мамы с больными детками, кто-то дольше, кто-то меньше. И все там ждали, когда дети выздоровеют, и мамы ждали и дети ждали. А за этим ожиданием проходили дни и недели. И никто не думал, что можно жить, а не ждать. Моя коллега сделала другой выбор. Да, в больнице есть боль и процедуры, не получится представлять, что этого нет. Но есть свободное от них время, и в это время можно жить. Пить чай – это жить, смотреть в окно на солнце – это жить. Жизнь в больнице — точно другая, чем жизнь снаружи, но она все равно есть.

Наша новая реальность — сосуществование двух миров, привычного и жестокого. Сложно совмещать их внутри одной человеческой души, но нам всем придется этому научиться.
Не получится, чтобы сострадание не влияло на нас совсем, но должно получиться так, чтобы наша обычная деятельность продолжалась, и мы могли быть полезны себе и окружающим. Скоро каждый из нас найдет свою новую точку равновесия. Научится делать привычные ранее вещи, с оглядкой на происходящее вокруг.

Знаменитый психолог Зигмунд Фрейд утверждал, что в каждом человеке одновременно присутствует стремление к жизни (эрос) и к смерти (танатос), они могут брать верх по очереди или в той или иной степени присутствовать одновременно.

Не корите себя за то, что вы человек и в вашей природе есть стремление к жизни и радости, что бы ни происходило.

Наоборот, именно это стремление поможет преодолеть темное время и потом восстанавливать мир вокруг. Вспомнить, что мы состоим из впечатлений и отношений. Этого у нас не отнять.

– Кто-то находит успокоение в том, чтобы строить планы на будущее — это приносит некоторое облегчение за счет чувства контроля. Но в нынешних условиях есть высокий риск того, что осуществить эти планы не удастся. Так стоит ли прибегать к такому способу, или в итоге риск усугубить свое состояние слишком высок?

– Тут самое точно сравнение будет с препаратами для беременных. Если ожидаемая польза может превысить потенциальный вред, то применяйте этот препарат. Вот здесь то же самое. Поскольку мы все знаем про то, что у нас есть некоторая неизвестность, я предполагаю, что большинство людей, строя планы на будущее, все-таки делают это с оговоркой: вот все будет хорошо, тогда я сделаю так. Такой план будет успокаивать (потому что люди успокаиваются, думая о приятном), и, в принципе, он достаточно реалистичен. Если все будет хорошо, мы его реализуем. То есть, наличие этой оговорки защищает вас от возможного краха в будущем. При этом важно, чтобы спасительное действие этого плана-фантазии в конкретный момент превышало потенциальный вред от возможного краха ваших планов в будущем, который потом может вас как-то деморализовать или расстроить. 

– Многие психологи рекомендуют уделять больше времени повседневным, привычным делам — всему, что, опять же, дает чувство контроля. Но понятно, что в долгосрочной перспективе предстоит готовиться к переменам. Как настроить себя на это без лишней паники?

– Нужно признаться себе, что перемены будут, и мы этого никак не избежим.

Признание правды – лучшее средство от несбывшихся ожиданий и чрезмерных эмоций по этому поводу.

Почему вообще возникает паника и ощущение беспомощности? Дело в том, что самое сложное для человека — это переживание неизвестности, когда неясно, что будет. Внешний мир неподконтролен, человек не чувствует себя автором своей жизни. До этого он что-то делал, планировал, у него были цели, и тут ему будто говорят — ты больше не решаешь ничего в своей жизни. Вот тебе новые условия, играй по новым правилам. Потеря авторства переживается очень болезненно. 

Следующий важный момент — это внутренняя уверенность в себе и своих силах и навыках. Уверенность в том, что не важно, по какому пути мы пойдем — мы пройдем по нему успешно. На любом рынке труда будет кто-то работать, все равно люди и города останутся, а значит постепенно все будет налаживаться. Да, будет трудно, да, мы не знаем как, но я точно знаю — я трудоспособный, и какую-никакую работу я найду, резервы у нашей экономики есть, она рыночная, и это позволит как-то выравниваться рынку, жизнь какая-никакая будет продолжаться, и я с ней справлюсь. Может быть, мне будет фигово, но я справлюсь.

Именно это ощущение, что «я справлюсь», будет снижать всю панику и все негативные последствия.

Здесь можно возразить и сказать — а вдруг я не справлюсь, мы не знаем, какие будут последствия. Такие доводы возникают как раз из ощущения неуверенности в своих силах. Как только вы перейдете в ощущение уверенности, паника пройдет. Здесь мы не говорим о том, что, если у вас будет это ощущение, вы и правда справитесь. Но это состояние поможет вам не волноваться прямо сейчас. Лучше думать о себе хорошо, и тогда вы придете в эту неизвестность хотя бы в лучшем эмоциональном состоянии, а значит увеличатся ваши шансы реально с ней справиться. 

– С какими еще чувствами, помимо тревоги и страха, есть риск столкнуться в текущих условиях? 

– Сюда можно записывать весь спектр негативных чувств — тревога, страх, беспомощность, безнадежность, безысходность, тоска, злость, гнев, вина.

Это может быть что угодно в зависимости от конкретного человека, от его привычного способа эмоционального реагирования.

Есть люди, которые в принципе склонны чувствовать вину, они будут с большей вероятностью испытывать эти негативные переживания. Есть люди, которым если что-то не нравится, они активно злятся на окружающих — у них будет проявляться злость и всякие агрессивные настроения. В принципе, набор этих негативных эмоций может варьировать от человека к человеку. Это зависит от имеющихся склонностей, от того, как человек обычно реагирует на стресс, от его темперамента, насколько он экспрессивный и импульсивный, экстравертированный или интровертированный. Это зависит от прошлого опыта совладания с такими событиями: если это был негативный прошлый опыт без возможности справиться с эмоциями — тогда будет скорее пассивное переживание, ощущение невозможности что-то сделать. То есть, текущая негативная ситуация воскресит все прошлые способы реагирования на уже случавшиеся негативные ситуации и усилит их. 

– Как вовремя отследить их, напомнить себе, что это просто ситуативные переживания?

– Мне кажется, весь трагизм текущей ситуации в том, что это не ситуативные переживания. Ситуация настолько нас всех затрагивает, что ни один человек в России и в Украине не сможет от нее дистанцироваться. Это наша новая физическая, экономическая и психологическая реальность.

Как дистанцироваться от холодной погоды? Никак, надо одеваться теплее.

Так и тут: нам всем придется адаптироваться к новой реальности, которую мы еще до конца не знаем, и как мы к ней будем адаптироваться, пока не ясно. 

Есть стадии принятия горя — отрицание, злость, торг, депрессия, принятие. Это тот эмоциональный спектр, через который предстоит пройти каждому человеку. Мы можем изображать, что ничего не происходит, пытаться говорить, что это ситуативно, и это будет спасать до какого-то момента. Мы можем злиться, что так происходит, мы уже приняли, что это фигня, приняли, что происходит что-то ужасное, мы злимся. Дальше мы можем себе говорить — нет, наверное все будет не так плохо. А уже после этого будет эмоциональное принятие новой реальности. Какой она будет, мы не знаем, никто из нас не знает. После этого эмоциональный фон выровняется через какое-то время.

Важно понимать, что каждый житель России и Украины в разной степени сталкивается со стрессовой ситуацией. Можно представить себе тоннель, мы уже вошли туда, и мы должны будем пройти через этот тоннель полностью, со всеми негативными эмоциями. К сожалению, это та правда, на которую мы не можем закрыть глаза. Про которую я, как психолог, не могу сказать, мол, занимайтесь домашними делами и все у вас будет хорошо. Заниматься домашними делами важно, чтобы поддерживать себя, пока мы идем по этому ужасному черному коридору.

Как говорила Екатерина Шульман: «Мы в долгом коридоре исторического несчастья».

Домашние дела будут поддерживать нас, они будут помогать нам идти через этот коридор, но мы уже в него вступили, и мы уже в любом случае через него пройдем. Процитирую Екатерину Шульман еще раз: «Нам не надо забывать о той нормальной жизни, которой мы жили. Эти навыки и эти воспоминания нам очень сильно пригодятся в будущем».

– Очевидно, что беспокойство сейчас закономерно и вполне обоснованно. Но как понять, как нащупать ту грань, когда уже пора прибегнуть к помощи специалиста?
 

– Мы можем говорить о нескольких моментах разной степени тяжести. Прежде всего, это нарушение эмоциональных и когнитивных функций. Сложно сосредоточиться, депрессивное, эмоционально подавленное состояние, из которого не получается выйти. Если у вас такие симптомы, важно понять, насколько вы терпеливый человек и на насколько сейчас есть деньги на помощь специалиста. Я считаю, что уже в такой ситуации стоит обращаться за помощью. Если это не проходит несколько дней, не проходит от разговоров с друзьями, возвращается, стоит поговорить со специалистом.

Есть более серьезные симптомы — нарушение сна, нарушение пищевого поведения, например, полное отсутствие аппетита или наоборот, бесконтрольное заедание стресса.

В таком случае за помощью надо обращаться однозначно. Посетите психотерапевта или психиатра. Психиатр может рекомендовать противотревожные таблетки, психолог окажет психологическую помощь в более легких случаях.

Берегите себя, берегите связи, помните, что мы, люди, состоим из впечатлений и отношений.



Источник

Оцените статью
Страна Советов